Георг Лукач

«Эрроусмит»


Литературное обозрение. 1936 г. № 17. С. 17-20

Синклер Льюис — один из самых выдающихся представителей социально-критического направления в современной американской литературе. В романе «Главная улица», написанном до «Эрроусмита», он дал образ американской ма­дам Бовари; в «Бэббите» он с меткой иронией изобразил фигуру «дельного и способного» американского мелкого буржуа, который постепенно превращается в среднего капиталиста.

Как художник, Синклер Льюис явля­ется учеником французских реалистов. От Флобера и Мопассана воспринял он сильную, сжатую, и притом остро иро­ническую манеру описывать обществен­ные явления. Он превосходно усвоил и их способ лишенного всякой сентимен­тальности, живого, образного, впечат­ляющего изображения людей и их взаимоотношений.

При всем этом Синклера Льюиса нельзя считать только учеником французских реалистов второй половины XIX века. Влияние этих писателей, за­метное не только у Синклера Льюиса, тесно связано с условиями американско­го общественного развития и объясняет­ся этими условиями. Чем более остро, особенно во время последнего кризиса, стали обнаруживаться противоречия им­периалистического капитализма в аме­риканской жизни, чем более очевидным становилось для здравомыслящих зорких, наблюдательных писателей крушение идеологии, основанной на предста­влении об «особом характере» амери­канского капитализма, тем более долж­на была усиливаться их социальная кри­тика «американизма».

Эта критика у целого ряда выдаю­щихся писателей, в том числе и у Синк­лера Льюиса, не сопровождается прин­ципиальным отказом от буржуазного мировоззрения. Иначе говоря, они все яснее понимают, какие противоречия возникают в современной жизни, все яснее осознают, что эти противоречия, унижающие человека, уродующие и гу­бящие его жизнь, являются неизбеж­ными спутниками капитализма. Но они не видят никакого выхода из этого ла­биринта противоречий. И, как писате­ли, они ограничиваются мужественным разоблачением, показом общественной жизни, художественной, вдумчивой, тонкой, горькой и иронической крити­кой условий жизни при капитализме. Но самый капитализм является для них чем-то вроде «непреодолимой судьбы». (Эта характеристика американской ли­тературы относится ко времени появле­ния романа «Эрроусмит», которому по­священа эта статья, т. е. к периоду до 1925 г. В последние годы в ней произо­шли значительные изменения, но это уже выходит за пределы настоящей статьи).

Совершенно ясно, что такое мировоз­зрение, такая воинственно-критическая и в то же время покорно-ироническая позиция, естественно, должна была привести к сближению с французскими ре­алистами второй половины XIX века. Но именно потому, что это влияние бы­ло чем-то большим, чем литературная мода, оно благотворно подействовало на свободное развитие художественного дара Синклера Льюиса, превратило его в достойного преемника, а не только в простого ученика французских реали­стов.

Тема романа «Эрроусмит» — боль­шая и значительная: противоречие меж­ду капитализмом и наукой. В романе широким планом показано, как капита­листическая наука, в самых разнообраз­ных ее разветвлениях, различными спо­собами, всегда служит эгоистическим целям, корыстолюбию, тщеславию, уз­ким частным интересам, показано, как капитализм губит науку, препятствует развитию науки и научной работе. Чут­кий писатель, Синклер Льюис очень правильно и удачно выбрал из научных областей именно медицину и биологию. Ибо, с одной стороны, на этих науках не так резко, прямо и грубо отражается влияние буржуазной идеологии, как, на­пример, на науках общественных. В этих областях еще могут быть беско­рыстные исследователи, выдающиеся ученые, отличающиеся своеобразной ин­дивидуальностью. С другой стороны, все-таки эти науки настолько непосред­ственно и крепко связаны с экономическими потребностями капиталистическо­го хозяйства, что эти потребности постоянно и сильно воздействуют на раз­витие этих наук и на свободный труд ученых.

Синклер Льюис всесторонне и в то же время пессимистически изображает эту взаимозависимость науки и капита­лизма. Он рассказывает о медицинском факультете университета, о жизни част­ных врачей, о работе частных крупных клиник, о городских институтах гигие­ны, о научно-исследовательских учреж­дениях, о медицинских лабораториях. Повсюду капитализм превращает науку в предмет купли и продажи. Повсюду создает он характерный для капитализ­ма тип ученого-карьериста. Немногие бескорыстные исследователи, которых капитализму не удалось ни подкупить, ни сломать, вынуждены спасаться бег­ством. Герой Синклера — Готлиб гиб­нет, Эрроусмит и его коллега Терри Уикетт удаляются, в конце концов, в лесную глушь и вырабатывают там сыворотки, чтобы хоть кое-как материаль­но обеспечить себя я иметь возможность в свободное время заниматься настоя­щим научным исследованием.

Такой конец романа ясно указывает, к каким пессимистическим выводам при­шел Синклер Льюис после тщательного изучения всей этой области обществен­ной жизни. При этом он отдает себе ясный отчет в том, что резкая противо­положность и непримиримость интере­сов чистой науки и капиталистического хозяйства ни в какой мере не могут считаться характерными и определяю­щими вообще для взаимоотношений на­уки я общества. Он ясно видит, как уче­ным, занимающимся «чистой» наукой, грозит опасность оторваться от жизни, превратиться в узких, односторонних специалистов. Он проникнут живой, го­рячей симпатией к великим целителям, к истинно гуманным врачам, но при этом он убедительно показывает, как именно эти гуманные стремления при капитализме неизбежно должны приво­дить к делячеству и шарлатанству.

Так как в его романе нет никаких перспектив, нет никакого выхода за пре­делы капитализма, то ему остается толь­ко стать на сторону тех, кто идет про­тив течения, кто стремится добиться истинного прогресса науки вопреки капиталистическим интересам и потребно­стям, кого это страстное стремление до­водит до трагических конфликтов, до личных драм.

Синклер Льюис, как в свое время Флобер и Золя во Франции, как до не­го Эптон Синклер в Америке, почти с энциклопедической полнотой и тщатель­ностью описывает целую отрасль обще­ственной работы. Но, в противополож­ность Золя и Элтону Синклеру, на первом плане у него все-таки люди. Глав­ные действующие лица его — Мартин Эрроусмит, его жена Леора, ученые Гот­либ, Сонделиус и др., — все, без исклю­чения — настоящие живые люди, a fie только иллюстрации к фактическому ма­териалу, характеризующему определен­ные общественные взаимоотношения. Синклер Льюис дает широкие, много­гранные образы главных действующих лиц, они у него живут, развиваются, Он показывает, как возникают наиболее характерные индивидуальные особенно­сти их, дает подробное описание их личной жизни, изображает взаимоотношения людей, их сближения, их расхож­дения и т. д. Но все это всегда тесно связано у него с основной проблемой, с главной целью — установить, при ка­ких общественных условиях и индивидуальных особенностях создаются различ­ные типы истинного ученого, какую роль играют при этом общественные требо­вания, условия личной жизни, счастли­вое или несчастное стечение обстоятельств. Таким образом им созданы яркие, тщательно отделанные, живые обра­зы, в особенности главный герой и его первая жена, Леора. Это — один из са­мых интересных персонажей современ­ной американской литературы. История их брака, это — волнующая, увлека­тельная история человеческих взаимо­отношений.


Отрицательные типы, различные представители лжеучеиых, карьеристов и пройдох изображены при помощи го­раздо более простых средств. Здесь Синклер Льюис отводит значительно меньше места случайности, стечению об­стоятельств. Этих людей он гораздо от­четливее изображает, как «продукты» их среды. Здесь он нередко ограничи­вается тем, что неоднократно резко-иро­нически подчеркивает главные отличи­тельные черты и превращает отрица­тельные типы в карикатуры, — большей частью удачные, изредка преувеличен­ные, — в иллюстрации для доказатель­ства того, как губительно действует капитализм на развитие науки.
Так создал Синклер Льюис роман, где в строгой, сжатой, художественной форме всесторонне, живо и убедительно воспроизвел одну из важных областей современной жизни. Его произведение по своей жизненной правдивости и за­хватывающему интересу несравненно выше тех, похожих на репортаж, «рома­нов из действительной жизни», которыми за последние десять лет пытают­ся заменить живую, правдивую социаль­ную критику.

Однако, Синклер Льюис не мог остаться совершенно в стороне от этих тенденций. Конечно, он всячески стре­мится правдиво изобразить, как сталки­ваются и переплетаются человеческие судьбы, рассказать реальную историю отдельных лиц, чтобы полностью раскрыть взятую тему в поступках и в му­чительных переживаниях отдельных лю­дей. Как мы указали выше, это ему во многих отношениях в самых существен­ных местах удалось. Однако, несмотря на эту удачную основную композици­онную схему, читатель может в отдель­ных местах, заметить элементы искус­ственности, нарочитости. Некоторые моменты в романе хотя и можно до неко­торой степени обосновать личными мо­тивами, но все же они производят впе­чатление отчасти искусственности, отча­сти случайности. Ибо эти моменты не возникли органически из действия ро­мана и из развития характера действующих лиц, а объясняются стремлением автора включить в воспроизводимую им картину все, без исключения, области деятельности, имеющие значение для фактической полноты его темы. Так, например, профессор Готлиб попадает в крупное капиталистическое предприятие Гунцигера, а главный герой, Эрроусмит — в роунсфильдскую клинику. В обоих случаях судьба действующих лиц искусственно складывается так, чтобы вовлечь их в эти предприятия. В обоих случаях автору удается придать неко­торое правдоподобие задуманному им плану, но все же он не добивается при этом художественной убедительности.

Подобные элементы простой схематич­ности, искусственности можно отметить и в изображении действующих лиц.
У Синклера Льюиса есть наклонность «систематизировать» свои отрицатель­ные типы. Так, например, он хочет по­казать, что на различных ступенях об­щественной лестницы тип карьериста остается всегда одним и тем же. Это, по существу, конечно, вполне правильно. Но выполнение такого замысла иногда приводит к слишком прямолинейному, кажущемуся механическим, параллелиз­му, так что местами это становится несколько педантичным (вспомним ряд карьеристов: Ирвинг Уоттерс, Ангус Дьюер, Рипплтон Холабэрд).

Конечно, у Синклера Льюиса не все исчерпывается этим. Он не противопо­ставляет метафизически добро и зло. Он намечает градации и изображает кон­трасты, причем показывает, как одинаковые отличительные особенности характера в соединении с различными индивидуальными качествами при раз­личных общественных условиях иногда развиваются в хорошем направлении, иногда — в дурном. Но и тут несколь­ко педантичная «систематизация» вре­менами портит впечатление.

Несомненно, оба указанных недостат­ка этого интересного и значительного романа тесно связаны один с другим. В обоих этих недостатках отразилась одна и та же слабая сторона современной буржуазной литературы — ее неспособ­ность органически увязать изображение объективных общественных условий и различных отраслей общественной работы с художественным воспроизведе­нием индивидуальной жизни отдельных, определенных, конкретных лиц. Этот не­достаток порожден не столько личной художественной немощностью отдельных писателей, сколько самим современным буржуазным обществом, распадом лич­ности в буржуазном обществе нашего времени. Само собою понятно, что и тут не следует механически отделять объек­тивное от субъективного, общественные условия от практической художествен­ной деятельности. Чем полнее освобо­дится художник от вредного идеологи­ческого влияния своей эпохи и своего класса, чем сознательнее и решительнее выступит он против этой эпохи и этого класса, тем менее будут они мешать и вредить его творчеству.

Синклер Льюис — один из самых выдающихся писателей, критически от­носящихся к своей эпохе. Серьезная, честная и упорная борьба, которую он ведет, отражается в его произведениях. Эта борьба дает ему возможность прав­диво и живо изображать общественные настроения и типы нашего времени. И эта книга, как мы показали, — захватывающее и интересное произведение честного и талантливого бойца. И по своему содержанию, и по своей худо­жественной форме эта книга заслужи­вает не только того, чтобы ее прочли, но и того, чтобы ее изучали. И даже ее не­достатки могут быть очень поучительны для советского читателя: по этим недо­статкам он может понять, как далеки даже самые честные и самые талантли­вые современные писатели капиталисти­ческого мира от того разрешения худо­жественных проблем композиции повест­вования, изображения характеров, кото­рое мы в такой совершенной форме на­ходим у классиков художественной ли­тературы.

На главную Георг Лукач Тексты