Мих. Лифшиц

Предисловие

Философия искусства в прошлом и настоящем. М., 1981. с.5-6

Сборник, предлагаемый вниманию читателя, посвящен истории эстетической мысли. Но, поскольку предметом всякой истории является также современность, некоторые статьи касаются вопросов сегодняшнего дня и принадлежат отчасти к области теории. При таком разнообразии материала возникает вопрос о принципе, объединяющем участников этой книги. Она не является результатом работы особой научной школы или тесного коллектива ученых, но определенное направление в ней все-таки есть. "Всякое определение есть отрицание", и потому, чтобы определить направление этой книги, укажем прежде всего то, чего в ней нет и быть не может.

В ней безусловно отсутствует элемент современной эклектики, которая под видом творчества примешивает к марксистской традиции чуждые ей начала. "Марксизм без берегов", иначе "неомарксизм" (или то же самое без всякого названия), представляет собой в настоящее время мировое явление. Нет, кажется, такого угла буржуазной культуры - университета или журнала, - где бы не было своего "марксизма" или, по крайней мере, своего способа представить его как законную, но в настоящее время уже устаревшую ступень общественного мышления. При всем разнообразии подобных "марк-сизмов" все они подчиняются общим статистическим закономерностям. Наиболее характерным их признаком является преувеличение роли субъекта, субъективного фактора за счет отражения действительности, которое либо вовсе отвергается как наивная, ненаучная установка, либо принимается условно как один из типов отношения сознания к действительности наряду с другим, более глубоким, более современным и активным, предполагающим, что сознание - например, сознание художника - создает знаки, символы, изобразительные иероглифы, подчиняя своему "видению" объективную реальность, данную нам в чувственном восприятии. Не нужно большой сообразительности, чтобы понять, насколько эти современные "марксизмы" повторяют пошлости богдановской школы с ее знаменитой формулой "нет объекта без субъекта", против которой было направлено полемическое сочинение Ленина "Материализм и эмпириокритицизм".

Существуют вопросы, не допускающие множественных решений. Когда под видом критики "внешнего правдоподобия" во имя "практики" или даже во имя "партийности" (как у Гароди и его наследников) излагается обычная буржуазная теория господства художественной воли над объективной истиной изображения, мы имеем право и обязаны видеть в этом отрицание азбучных истин материализма, жалкую эклектику, тоскующую по откровенной буржуазной идеологии. В таких вопросах множественных решений быть не может.

Людей, спекулирующих на развитии науки и творческих исканиях с целью поставить себя выше борющихся идеологических направлений и замазать основные линии спора кашей непереваренных ученых слов, Ленин называл "философскими безголовцами". Он ставил им в пример Фридриха Энгельса, который, "продолжая следить и за новой философией и за новым естествознанием, продолжал с прежней решительностью настаивать на своей ясной и твердой позиции, отметай сор новых систем и системок"[1].

Можно было бы привести и другие презрительные слова, сказанные Лениным по адресу тех обывателей-эклектиков, которые любят изображать свою беспринципность необыкновенной широтой кругозора, а свое стремление освободиться от духовной дисциплины учения Маркса и Энгельса, как и всей стоящей за ними классической духовной традиции,- борьбой против догматизма.

Но все это общеизвестно, н в авторитетных цитатах из классиков недостатка нет. Есть, к сожалению, недостаток морального потенциала, позволяющий прикрываться этими цитатами, жонглировать ими, применять их в качестве мимикрии для бесчестного проталкивания всякого вздора, заимствованного из "новых систем и системок".

К сожалению, за последние годы явления "неомарксизма", то есть вульгарной эклектики "философских безголовцев", можно наблюдать и в нашей литературе по эстетике. Это модно, а обыватель, в том числе и образованный или чаще полуобразованный, очень падок до всякой модной галиматьи. Вот почему простое отсутствие подобных претензий может быть оригинально и может служить основой для сплочения на почве ленинизма.

Наша задача - не просто повторение пройденного, а дальнейшее развитие научных знаний о художественной культуре, свободное от старого догматизма и новой моды.

Нельзя упускать из виду интересы добросовестного читателя, который стремится выяснить для себя сложные вопросы современности и в своем громадном большинстве питает естественное отвращение ко всякой схоластике. Будем надеяться, что его не обманет и схоластика нового образца, спекулирующая на отталкивании от старой, более крикливая и манерная, но, в конце концов, столь же пустая.

Что касается вопроса о том, насколько творческой является разработка научных проблем в статьях, предлагаемых вниманию читателя, то судить об этом будет читатель. Действительное содержание любого исследования или статьи не определяется вывеской или декларацией, обещанием. Мы надеемся, что этот сборник Сектора истории эстетических учений - не последний, и охотно готовы открыть страницы другого подобного издания для любой серьезной работы, ограничивая творческие интересы автора только одним условием -отсутствием всякой связи с обывательской эклектикой.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 359.



На главную Мих.Лифшиц Тексты