Мих. Лифшиц

Классическая немецкая философия. Гегель


Всемирная история. Том 6. М. 1959 г. Издательство Социально-экономической литературы С. 159-161

Борьба между силами прогресса и силами реакции находила свое отражение во всех сферах политической и общественной жизни, а также в идеологии, накладывая   на нее печать некоторой двойственности, противоречивости.  Это особенно отчетливо проявилось в философии Гегеля, самого крупного представителя немецкой классической философии.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831) в юности горячо приветствовал Французскую революцию. В 1807 г., будучи профессором Гейдельбергского универ­ситета, он одобрительно относился к идее политических реформ.

Переход Гегеля к реакционным взглядам насту­пил в 1818 г., когда он занял кафедру филосо­фии в Берлинском университете. Философское учение Гегеля окончательно оформилось в двух его крупнейших трудах — «Наука логики» (1812—1816) и «Энциклопедия философских наук» (1817 г.).

Гегелевская система — это объективный или абсолютный идеализм; согласно Гегелю, основой мира является абсолютная идея. Природа, по Гегелю, — лишь инобытие духа. Человеческое соз­нание развивается путем преодоления этой телес­ной оболочки как самопознание абсолютного духа. Каждой исторической эпохе соответствует опре­деленная ступень этого процесса самопознания. Объявляя философию «абсолютным знанием», Ге­гель считал свою философскую систему оконча­тельной ступенью саморазвития абсолютной идеи, а прусскую монархию — высшим этапом развития человеческого общества.

Несмотря на это, роль Гегеля в истории фило­софии чрезвычайно велика. Гегель разработал диа­лектический метод, исходивший из идеи раз­вития, он стремился изучить все явления в бес­прерывном движении и изменении, преобразо­вании и развитии, рассматривая внутренние противоречия  в  качестве   источника   развития.


Правда, гегелевская диалектика была построена на идеалистической основе, а его философия истории являлась глубоко консервативной. Так, он приз­нает противоречие богатства и бедности неизбежным продуктом истории, пытается примирить классовые противоположности в высшем понятии государ­ства. Войну он считает вечным инструментом мировой истории. Мысль Гегеля, высказанная в предисловии к «Философии права» (1821 г.), о том, что «все разумное действительно и все действительное разумно», была весьма удобна для примирения философии, претендующей на абсолютную истину, с полицейской монархией Фридриха-Вильгельма III.

Однако в диалектическом методе Гегеля таились глубокие мысли о необходи­мости и неизбежности развития и изменений в природе и обществе. Эти идеи находились в непримиримом противоречии с консерватизмом его философской системы. Идеи развития, вытекавшие из гегелевского диалектического метода, приводили к выводу, что все устаревшее обречено на гибель.

В гегелевской диалектике Маркс и Энгельс видели «самое всестороннее, богатое содержанием и глубокое учение о развитии» и признавали ее «величай­шим приобретением классической немецкой философии»[1].

Говоря о значении философии Гегеля, В. И. Ленин подчеркивал, что она по­ставила вопрос о диалектическом взаимоотношении сознания и бытия, о диалекти­ке в теории познания, хотя не сумела решить его правильно.

Основоположники марксизма-ленинизма подвергли обстоятельной критике ге­гелевское теоретическое наследие, но выявили, сохранили и развили все то рациональное, что содержалось в философии Гегеля. Говоря о трех источниках и трех составных частях марксизма, В. И. Ленин писал: «...Маркс не остановился на материализме XVIII века, а двинул философию вперед. Он обогатил ее при­обретениями немецкой классической философии, особенно системы Гегеля, которая в свою очередь привела к материализму Фейербаха. Главное из этих приобрете­ний - диалектика, т. е. учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего   нам отражение   вечно развивающейся   материи»[2].

1. В. И. Ленин, Карл Маркс, Соч., т. 21, стр. 37.
2. В. И. Ленин, Три источника и три составных части марксизма, Соч., т. 19, стр. 4.

На главную Мих.Лифшиц Тексты