Мих. Лифшиц

Чешская культура в эпоху Возрождения

Всемирная история. Том 4. М. 1958 г. Издательство Социально-экономической литературы. С. 394-399

Народный подъём, нашедший наиболее яркое выражение в гуситских войнах и последующем общественном движении XV-XVI вв. оставил глубокий след в истории чешской культуры. Память о славных революционных событиях времён Гуса и Жижки не исчезла в сознании народа. Под этим влиянием окрепла национальная традиция во всех областях культуры, развилась любовь к чешской речи и уважение к «хорошим чехам», т. е. людям, которые заботились о сохранении и развитии родного языка в противовес латыни и немецкому языку империи. XVI столетие было «золотым веком» чешской художественной прозы. Героическая борьба гуситов против церковной и феодальной реакции получила широкий отклик в других европейских странах и оказала большое влияние на развитие реформационной мысли в Германии и Швейцарии. Со своей стороны Чехия не осталась в стороне от общих духовных течений этой революционной эпохи. Прага и другие чешские города были тесно связаны с важнейшими центрами гуманизма и Реформации. Ещё в XV в. Пражский университет становится одним из центров изучения античной литературы и философии.

Рядом с чисто классическим направлением, представленным именами Богуслава из Лобковиц, Станислава Турзо, Августина Оломоуцкого и др., в чешском гуманизме сложилось и другое направление, более связанное с национальным языком и культурой. В конце XV и начале XVI в. появляется обильная юридическая литература на чешском языке. Цтибор из Цимбурка и Товачова, один из ближайших соратников короля Иржи Подебрада, составил свод моравского обычного права «Книга Товачовская» (1481 г.). Выходец из старинного дворянского рода, Цтибор излагает юридическую традицию с точки зрения аристократии и защищает её интересы, Другие взгляды лежат в основе сочинения Викторина Корнелия из Вшегрд (умер в 1520 г.) «Девять книг о правах, судах и досках чешской земли». Этот свод обычного права составлен в демократическом духе и содержит много важных сведения по социальной истории Чехии.

Обширная историческая литература XVI в. также захвачена живыми интересами времени. Это в большинстве случаев сочинения, описывающие бурные события недавних лет. Так, «Пражская хроника» Бартоша Писаря касается истории утверждения на чешском престоле Фердинанда I Габсбурга. Сикст из Оттерсдорфа описывает борьбу чешских сословий против короля в 1546—1547 гг. Мартин Кухен является автором патриотической «Хроники чешской земли» и «Хроники о Жижке». Большая часть исторических сочинений была связана с движением «чешских братьев». Правда, «Чешская хроника» Вацлава Гаека из Либочан, написанная с католической точки зрения, также получила распространение благодаря живости изложения и многочисленным фантастическим подробностям, относящимся к древней истории Чехии.

Характерным жанром XVI в. были также описания путешествий в разные страны, главным образом на Восток, где деятели демократических религиозных организации искали подтверждения своим церковным учениям. Так по поручению общины «чешских братьев» Мартин Кабатник ещё в 90-х годах XV в. написал «Путешествие из Чехии в Иерусалим и Египет».

Могучим орудием культуры Возрождения была печатная книга. В Чехии книгопечатание получило широкое распространение ещё в XV в.

Знаменитые печатники этого времени были учёными, писателями и переводчиками. Характерной фигурой чешского Возрождения является, например, Николай Конач (умер в 1546 г.), который был переводчиком на чешский язык «Разговоров» Лукиана и «Богемской истории» Энео Сильвио Пикколомини.

Ко второй половине XVI в. относится деятельность выдающегося чешского переводчика и типографа Юрия Мелантриха Рождялевского. Из его типографии вышло множество книг различного содержания на чешском, немецком, латинском и греческом языках. По своему изяществу и совершенству печати издания Мелантриха могут быть поставлены в один ряд с книгами знаменитых издателей эпохи Возрождения — Альда Мануция и Эльзевира.

Ещё более значительной фигурой является продолжатель дела Мелантриха, муж его дочери — Даниил Адам Велеславин (1546—1605), учёный и переводчик, мастер чешской прозы, которую он довёл до высокого совершенства. Последний период чешского Возрождения называют иногда «веком Велеславина». Сын мельника, получивший образование в Пражском университете, где он впоследствии занимал кафедру истории, Велеславин в 1576 г. оставил преподавание, чтобы заняться издательской деятельностью. После смерти Мелантриха он унаследовал его типографию, расширил её и достиг замечательных результатов. Обилие, внешнее изящество, необычайная тщательность изданий «пражского архитипографа» доставили ему известность далеко за пределами страны. К числу изданий Велеславина относится знаменитая «Московская хроника» Ал. Гваньини, переведённая на чешский язык. Главным учёным трудом Велеславина был «Исторический календарь» (1578—1590), составленный в назидательном духе. Велеславин является также составителем чешско-латинского и четырёхъязычного словарей, юридического руководства и др.

Наиболее значительные явления чешской культуры XVI в. связаны с деятельностью общины «чешских братьев» — демократической секты, в которой сохранились отзвуки высокого духовного подъёма времён таборитов. Основанная ещё в XV в. обедневшим рыцарем Петром из Хельчиц община «чешских братьев» отвергала всякое участие в органах государственной власти, подчинение суду, полиции, службу в войсках и т. п. Неоднородность социального состава общины «чешских братьев» предопределила борьбу внутри общины, обострившуюся после смерти ближайших преемников Хельчицкого.

Постепенно взяло верх умеренное направление, представителями которого были люди учёные — бакалавры Пражского университета Прокоп, Лукаш, Лавр Красовидкий. Одним из главных средств борьбы за идеал христианской жизни была признана печатная книга. Община насчитывала в своих рядах большое число писателей, переводчиков и учёных. На чешский язык была переведена с еврейского и греческого Библия (знаменитая Кралицкая библия). Этот образцовый перевод был исполнен восемью членами общины по инициативе её выдающегося руководителя — Яна Благослава (1523—1571).

Ян Благослав отстаивал принципы веротерпимости и гуманизма, которые были заложены в учении Петра Хельчицкого наряду с уравнительными идеями. Он доказывал важность для членов общин высшего образования. Ян Благослав придавал большое значение культуре чешского языка, сам был замечательным стилистом и составил «Грамматику» (1571 г.), которая до сих пор не утратила своего значения. Важная роль принадлежала ему также в создании обширной «Братской истории». Наконец, Ян Благослав является крупнейшим выразителем и теоретиком музыкальной культуры «чешских братьев». В 1561 г. он выпустил новую редакцию «Братского канционала», т. е. собрания духовных песен. Ему принадлежат так же два сочинения по теории музыки.

Созданная общиной сеть школ охватила широкие круги чешского населения. В этих школах обучение велось на родном языке. В соответствии с общим «раннехристианским» духом общины сословные различия между учениками не допускались. Школьники получали трудовое воспитание. Всё это привело к тому, что популярность общинных школ вышла далеко за рамки самой организации. В них получало образование множество детей из семейств, не имевших прямого отношения к общине.

Самым выдающимся борцом за воспитательные идеи «чешских братьев» был гениальный Ян Амос Коменский (1592—1670).

Родившийся в Моравии Ян Амос Коменский учился в Гейдельбергском университете. После возвращения на родину он руководил школьным делом в Пршерове и Фульнеке. В годы преследований, после Белогорской битвы, Коменский должен был скрываться, а затем и вовсе бежать из Чехии. Эти же годы выдвинули его на одно из первых мест в общине. Он поселился в польском городке Лешне, где провёл в общей сложности 28 лет. Первым из замечательных сочинений Коменского был философский трактат «Лабиринт света и рай сердца» (1631 г.), сочинение глубоко религиозное, но заключающее в себе горькую и проницательную критику общественных отношений.

В Лешне возникли главные философско-педагогическпе сочинения Коменского: «Дидактика», «Открытая дверь к языкам» и «Преддверие» к ней, «Физика», «Предтеча всеобщей мудрости» и др. (первое собрание сочинений чешского мыслителя вышло в Голландии в 1657 г.). Эти сочинения доставили Коменскому европейскую известность. Во время путешествия в Венгрию он написал свою знаменитую книгу для детей «Мир в картинках».

Значение деятельности Яна Амоса Коменского вышло далеко за пределы истории «чешских братьев». Он является отцом педагогической науки нового времени

Несмотря на то, что воспитательный идеал Коменского ещё облачён в одежды христианской религии, в нем нет ничего аскетического. Его содержание носит совершенно светский, земной, гуманистический характер. В основе мировоззрения Коменского лежит идея единства вселенной. Человек не является случайным гостем в мире природы. Он часть её а вместе с тем «микрокосм» — отражение целого в малой части.

Наше познание, говорит Коменский, является образом, отражением веши, подобно отражению в зеркале или отпечатку на воске. Нет ничего в уме, чего не было бы раньше в чувствах. Поэтому наглядное созерцание, опыт является исходным пунктом всякого знания. Но знание должно быть универсальный, охватывающим всё, что существует в мире. И человек способен на это, ибо его природные задатки заключают в себе лучшие возможности. Только испорченность семьи, государства и церкви мешает ему достигнуть вечного блаженства. Средство для преодоления этой испорченности состоит именно в воспитании человека, как гармонического существа. Целью воспитательной деятельности является развитие нравственное и религиозное, но путь к этой цели лежит через развитие ума, через внешнее познание мира.


Взгляды Коменского глубоко враждебны системе схоластического образования, которую оставил нетронутой протестантизм. Коменский отвергает заучивание отвлечённой латинской премудрости. Воспитатель должен развивать чувства учащегося и показывать ему всякую вещь наглядно, ибо заблуждения людей проистекают из того, что они склонны запоминать имена вещей, не понимая их сущности. Точно так же опасна для правильного развития человеческой личности грубая насильственность обучения. Задача воспитателя состоит в том, чтобы открыть дорогу для свободного развития природных способностей ученика. Дисциплина необходима, но в ней должен быть только минимум принуждения.

Коменский исходит из одинаковых принципов обучения для молодых людей
независимо от их сословия и положения. Девочки так же могут учиться в
школе, как и мальчики. Отдавая должное природным способностям, Коменский подчёркивал большое значение коллективности в школьном деле. Метод одиночного обучения, господствовавший в тогдашней школе, является, с его точки зрения, несовершенным. Он заменяется классно-урочной системой, которую Коменский подробно разработал. По мысли великого чешского педагога, школа должна давать как умственное развитие, так и физическое, она должна воспитывать в учащемся любовь к труду и уменье трудиться. Признавая необходимость изучения древних языков, Коменский рассматривает их только как средство для усвоения и передачи знания, но не как часть самого знания.

Многое в воспитательной системе Яна Амоса Коменского устарело, но основные идеи великого чешского учёного эпохи Возрождения прочно вошли в историю педагогики и навсегда сохранили своё значение.

Заметную роль в жизни Чехии XVI—XVII вв. играл театр. Если при королевском дворе и во дворцах меценатов ставились классические комедии Теренция и Плавта, то народная драма, пусть несложная по композиции и грубоватая по языку, затрагивала подчас живые общественные и моральные проблемы. Обстановка народных театральных представлений была очень простой. В Праге из мостовой на площади вынимались камни. Колья, вбитые в землю, ограждали место представления. Публика сидела и стояла вокруг, причём нередко зрители помещались на балконах, в окнах ближайших зданий и даже на крышах домов. Представление могло продолжаться от полудня до поздних летних сумерек.

Пьеса обычно начиналась прологом, в котором, кроме предварительного рассказа 0 содержании и перечисления действующих лиц, заключалось обычно какое-нибудь поучительное рассуждение. Сама пьеса состояла из нескольких актов (до 5 и более), а в промежутках между ними разыгрывались интермедии.

Большим успехом пользовалась «Трагедия о мясопусте» Дачицкого. Эта шутовская «трагедия» заключала в себе различные намёки на известных лиц и местные нравы. По форме она представляет собой вольную смесь диалога с простым рассказом от лица автора.

Немалое распространение получили в XVI в. инсценировки библейских сюжетов. Наиболее известными из религиозных пьес были «Юдифь» в обработке Николая Конача и «Комедия о вдове» Павла Кирмезера (по происхождению — словака). «Юдифь» в общих чертах воспроизводит известное древнее сказание, «Комедия о вдове» является драматизированным пересказом одной из глав «Книги царств». Однако действия этой комедии изобилуют разного рода намёками на явления современного автору чешского общества. Эти бытовые черты, придающие произведению Кирмезера характер жизненности, объясняют её особую популярность у зрителей.

Театр XVI в. имел глубокие народные корни, и недаром пражская коллега иезуитов, основанная в 1556 г., вела упорную борьбу с этим детищем эпохи Возрождения.

Чешские города сильно пострадали во время гуситских войн, а церковная архитектура с этого времени вообще утратила в Чехии то значение, которое она имела в других странах Европы, например во Франции или Германии. Некоторое возрождение церковного зодчества относится к послевоенному времени; при Владиславе II (1461—1516) было завершено самое выдающееся создание чешской готики - церковь св. Варвары в городе Кутна-Гора,— начатое ещё в XIV в. Над завершением этого замечательного здания трудились выдающиеся чешские архитекторы эпохи «поздней», или «владиславовской», готики — Матвей Рейсек и Бенедикт Рейт.

В светской архитектуре более ясно выступает близость поздней готики к Ренессансу. Восстановленные после разрушений времён гуситских войн чешские города на первых порах вернулись к традиционному местному архитектурному стилю, выработанному средневековой бюргерской жизнью. Но в отличие, например, от готической заострённости немецкой гражданской архитектуры, чешские строители предпочитают более спокойные пропорции. Своды постепенно принимают форму «лунок», фронтоны с каменной резьбой образуют почти равнобедренные треугольники. Кирпичная кладка часто покрывается клеевой краской, как в Северной Италии. К переходному стилю относится нарядная Пороховая башня — часть укреплений Старого города в Праге, построенная (в главной своей части) Матвеем Рейсеком. Почти незаметно старый готический стиль переходит в новую систему архитектурных образов в искусстве Рейта (зал Владислава в Пражском кремле, 1493—1502гг.).

Увлечение итальянским Ренессансом начинается в Чехии несколько позднее, во второй четверти XVI в. С этого времени вплоть до битвы при Белой Горе (1620г.) чешское зодчество развивалось под знаком возрождения античных форм, в той переработке, которую они получили в искусстве великих итальянцев.

Итальянец Джованни де Спацио построил для Фердинанда I увеселительный дворец в королевском саду Пражского кремля (1536—1556 гг.). Примеру короля следует аристократия. Одной из величественных построек нового типа является дворец Шварценберга в Праге, украшенный «сграффито» (особая техника воспроизведения рисунка на штукатурке посредством процарапывания и раскрашивания), карнизами и т. д. Ратуша в Пльзене, построенная Спацио, представляет собой тип публичного здания в стиле, более близком к национальной традиции.

Стиль чешского Ренессанса представляет собой одно из достижений гуманистической культуры, особый вклад Чехии в историю искусства. Ратуши, церкви, общины «чешских братьев», бюргерские дома в соединении с дворцовыми зданиями повсюду в Чехии образуют оригинальные городские ансамбли. Особенностью чешской архитектуры этой поры являются фасады с двойными окнами, украшенные часто каменной облицовкой, искусственным мрамором и т. п. Карнизы и небольшие окна, башенки под куполом, коньки над крышей дополняют гармонический и нарядный облик зданий XVI в., более уютных в Праге или Пльзене, чем в городах Италии. Наследие Возрождения продолжает жить в течение всего следующего столетия, однако белогорская битва, утрата национальной независимости, католическая реакция — всё это положило конец лучшей эпохе чешской архитектуры. Первым образцом чешского «барокко» является дворец Валленштейна в Праге (1623 -1629 гг.), построенный по проекту архитектора Андреа Спецца.

В области скульптуры искусству, связанному с идеями Возрождения, также предшествует время поздней готики. Скульптурная декорация играет большую роль в постройках Матвея Рейсека. Чешские мастера конца XV в., работая по камню, достигли известной тонкости в создании пластических украшений для площадей и дорог (городские фонтаны и т.п.) В украшении церквей процветает деревянная скульптура. Творческие приемы скульптурных школ Праги, Кутной-горы, Раковика и других городов обнаруживают большое разнообразие. Однако над этим господствует влияние немецкого искусства с готической условностью. Мотивы итальянского Возрождения появляются около 1500 г. Пластика XVI в. – каменные надгробия, церковные алтари и т.д. (так же как прикладное искусство, особое литье колоколов и металлической посуды) – достигает высокого мастерства. Но самостоятельного значения, которое можно было бы сравнить с оригинальностью архитектурного стиля этой эпохи, чешская пластика XVI в. не имеет.

Чешская живопись XVI столетия несет на себе отпечаток влияния немецкого искусства, главным образом школы Кранаха. Характерное для немецкого Возрождения соединение наивных, провинциальных черт с излишней зрелостью «маньеризма» постоянно встречаются и у чешских мастеров, не сохранивших для истории свои имена. Но чешская живопись поздней готики и Ренессанса имеет свои оригинальные черты. В одежде святых здесь перед нами обычно простые крестьяне, крепкого сложения, с явно выраженным славянским типом лица. Живой национальный отпечаток имеют и женские образы. Характеру изображения при всей его условности присущи черты реализма. Среди апостолов и святых встречаются образы удивительной жизненности (таков, например, старик в очках Святоиржского алтаря – тип начетника, знатока Библии). Титульный лист кутногорского градуала (сборник церковных гимнов, исполняемых во время мессы) дает изображение горнорудного дела.

В конце XVI – начале XVII в., при императоре Рудольфе II, в Праге работало много иностранных художников, заслугой которых было введение новых, светских жанров живописи (пейзаж, натюрморт, сцены их жизни животных). Большое распространение получает портретный жанр. Это придворное искусство, далекое от национальной жизни, исчезло в годы Тридцателетней войны, почти не оставив следа.


На главную Мих.Лифшиц Тексты